Как так у человека нет инстинктов?

Привык доверять свим инстинктам? Завязывай. Это еще не доводило до добра никого сложнее бобра. Или соловья. В новом выпуске "Всё как у зверей" рассказываю, что там с этой темой у человека и других зверушек.

Для тех, кто не любит говорящие картинки, основная мысль текстом:

Инстинкт это врожденная форма организации поведения. Как это обычно бывает у бережливой хозяюшки эволюции, она появилась для экономии. Экономии времени и мозгового ресурса. С их помощью даже самыми маленькими мозгами можно творить великие дела: заниматься конструированием, нейрохирургией и животноводством, строить города, менять русла, летать в космос… нет, не в космос. Из Арктики в Антарктиду, как полярная крачка. Прошитые программы занимают в мозге гораздо меньше места и срабатывают гораздо быстрее, чем освоенные самостоятельно. Круто? Круто. Но только пока все идет по плану.

Классическая формула Лоренца–Тинбергена "Инстинкт = врожденные потребности + ключевой стимул + фиксированный комплекс действий". Пока ваши жизненные задачи просты, а ваша жизненная форма незатейлива, этого хватает. Поэтому членистоногие, особенно насекомые, сделали на инстинкты главную ставку. Практически все, что они делают, это врожденные программы. Триумф инстинктов в чистом виде.

Но мы, позвоночные, и сами сложнее, и жизнь у нас сложнее, так что к инстинктам нам пришлось кое–что добавить. Опыт. Сын ошибок трудных, результат социального научения, а у кого–то даже плод работы интеллекта. И если у низших позвоночных в поведении еще мало отсебятины, то у высших оно состоят из нее чуть более чем полностью. Ну а что делать, инстинкт действует как старый прапорщик — мне не надо, как лучше, мне надо, как всегда. И это не всегда хорошо. Чтобы приспособиться к постоянно меняющимся условиям, надо быть пластичным и гибким, а инстинкт жесткий, в этом его проблема.

Поэтому чем сложнее животное, тем больше в его поведении доля опыта и интеллекта, и меньше — инстинкта. И сам инстинкт из готовой поведенческой модели под ключ постепенно превращается в поведенческую болванку, грубую заготовку, которую еще надо довести до ума — или наоборот не доводить, а запрятать под ковер за ненадобностью.

В итоге инстинкты в чистом виде исчезли даже не у людей, а еще у человекообразных обезьян. Канарейка и без учебы худо–бедно умеет петь, бобр строить, а котик убивать, но горилла, шимпанзе и человек же без воспитания не умеют ничего.

Нет, конечно мы не приходим как чистый лист, в нашем поведении полно врожденных элементов: потребности, склонности, способности, границы обучаемости, но все это — не инстинкты. В лучшем случае их бледные тени. Как и все в эволюции, инстинкт исчезает не сразу, а как Чеширской кот. Меня уже нет, но кое–что от меня осталось.

Особенно у младенцев: рефлекс Моро, поисковый, хватательный, автоматическая ходьба, всего около 15 специфических рефлексов для облегчения выживания на первых порах. Но все это к годику благополучно проходит — и дальше только учиться, учиться и учиться. А если тебя некому учить, бывали такие случаи, то ты станешь ребенком маугли. Но не в смысле, что будешь в белых трусах скакать по лианам и обниматься с пантерой, а в смысле что будешь абсолютно не способен к жизни в человеческом обществе.

И все–таки кое–что у нас есть. Ученик Лоренца этолог Иеронимус Эйб–Эйбесфельт сотоварищи детально проанализировал с помощью системы мимических кодов Пола Экмана съемки 255 представителей разных человеческих культур, включая слепых от рождения — и таки нашел у Homo sapiens настоящий инстинкт. Eyebrow flash. Все люди на 0,6 секунды вскидывают брови при неожиданной встрече с приятным им человеком. Всё.

Но это именно инстинкт, не рефлекс. Врожденная потребность в коммуникации. Ключевой стимул — приятный вам человек. Фиксированное действие — сокращение и расслабление мимических мышц, которое образует четкий двигательный паттерн с типичной конфигурацией. Так что научно корректный вариант фильма “Основной инстинкт” должен выглядеть так:

Звонок. Дверь открывается.

— Боже, Майкл Дуглас!!!

И титры.

Нет, когда–то и мы сами употребляли слово инстинкт в чисто разговорном значении, как плохо контролируемое врожденное побуждение. Но с тех пор в языке науки кое–что изменилось. В науке вообще постоянно что–то меняется, делаются новые открытия, пересматриваются старые термины. И инстинкту в этом смысле особенно не повезло: с ростом популярности эволюционных идей в народе этот термин стал означать вообще что угодно, от хорошей реакции до повода к адюльтеру.

И тогда научное сообщество договорилось вернуться к его классическому значению. Инстинкт это врожденный видоспецифический фиксированный комплекс действий, удовлетворяющий врожденную потребность в ответ на предъявление ключевого стимула, иногда дополненный опытом и социальным научением. И вот в таком виде инстинкты у человека отсутствуют.

Но позвольте! А как же Материнский инстинкт. Охотничий. Самосохранения. Инстинкт продления рода наконец! Что, их у нас нет?!

Именно так. Инстинкта размножения нет ни у людей, ни у других высших обезьян. Есть вызванная гормонами сексуальная потребность — но если вас не научили, что с ней делать, все, на что хватит ваших врожденных умений это мастурбация. Влечение это гормоны. Фрикции это рефлекс. Но никакой врожденной программы действий по превращению первого во второе у нас нет. Только учиться, учиться и учиться. (как же хочется учиться)

Охотничьего инстинкта тоже нет: никто из нас не рождается запрограммированным добывать дичь строго определенным способом, как акула, орел и богомол. Никто, даже @shu_shasu_shami. Этому можно только научиться, и то совершенно не обязательно.

Нет никакого инстинкта самосохранения. Кмон, посмотрите статистику суицидов, что это за инстинкт, на который плевали даже скорбные префронтальной корой подростки. Остаться живым и желательно целым — врожденная потребность, а уж каким способом вы это осуществите, зависит не от инстинкта, а от интеллекта, воспитания, обстановки на районе и уроков ОБЖ.

Материнского инстинкта у нас тоже нет, и это так мило, что мы даже сделаем про это отдельный выпуск.

Все это не инстинкты, а поведение. Родительское поведение, охотничье, половое поведение и так далее. В нем есть врожденный компонент, врожденные тенденции и пределы обучаемости, но само оно — не инстинкт, а социальный конструкт.

Дальше. Инстинкт путают с врожденными потребностями. По Симонову, их три вида, витальные, социальные, идеальные.

1. Витальные: есть, пить, размножаться, самосохраниться, спать, экономить силы. Да–да, лень это врождённая витальная потребность, а не второй основной инстинкт.

2. Социальные: любить и быть любимым, доминировать и подчиняться, принадлежать к группе и так далее

3. Идеальные: познание, самореализация и прочий поиск смысла жизни.

И все эти потребности каждый реализует не стандартным эволюционно одобренным способом, а как Бог на душу положит, что определенно не есть инстинкт.

Инстинкты путают с рефлексами. Рефлекс быстрая и простая реакция на неспецифческий раздражитель. Отдернуть руку от горячего, холодного, противного, внезапного. Зевнуть в ответ на недосып, дефицит кислорода или чужой зевок. Чихнуть от простуды, от пыли, от солнца. Вздрогнуть от резкого звука, от вспышки или от того, что кто–то тихо положил на плечо ледяную руку.

Инстинкт насыщается, а рефлекс ненасытен. Ты не вскинешь брови даже на Шерон Стоун, если уже видел ее час назад, но будешь исправно зажмуривать глаз столько раз, сколько она будет в него целовать. Или тыкать.

И наконец, чаще всего инстинкты путают с социальными стереотипами. Все эти наши бесконечные “старших надо слушать, мальчики не плачут, девочки так себя не ведут, все женщины хотят замуж, все мужчины хотят налево, жена хозяйка, муж добытчик, человек царь природы и прочие установки, которым нас научили так давно и так крепко, что кажется, будто мы с ним родились. Но нет. С греческого стереотип — жесткий отпечаток, и его в отличие от инстинкта можно размягчить и заменить другим. Уже по собственному выбору. Ведь инстинкт не дает тебе выбора, выбор — привилегия интеллекта.

Итого. Инстинкт беспозвоночных это нормальные такие стальные рельсы. С них не свернуть.

Инстинкт позвоночных это деревенская дорога. Она как бы есть, но местами катит только со специальной подготовкой.

Ну а высшим приматам вроде нас от рождения достались только указатели “Туда”. И все идут туда, и детей своих учат туда ходить, хотя в принципе никто особо не заставлял. И в итоге протаптывают в это туда такую колею, что кажется, что так в ней родился. Хотя это не так.

Так что если что–то гонит вас на войну, на охоту, в чужую постель или к ночному холодильнику, не сваливайте на инстинкты. Лучше свалите это на какого–нибудь Карлсона. Пока наука не доказала, что и Карлсона у человека тоже нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.